Персональные сборы

Меня зовут Александр Гречишников и я являюсь незарегистрированным кандидатом в Президенты Республики Беларусь в 2020 году. Находясь в Беларуси, на меня оказывалось политическое давление, после которого я был вынужден экстренно уехать в другую страну.

Я был вынужден бросить обучение в университете и покинуть Беларусь из-за преследования по политическим мотивам. Против меня было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 361-1 УК РБ, которая предусматривает до 6 лет лишения свободы, за подписку на телеграмм-канал «План Перамога».

6 июня 2022 г. начался закрытый суд по уголовному делу в отношении активистов группы «Буслы ляцяць». Сейчас Алексею Иванисову, Алексею Гамеза, Андрею Будай, Николаю Библису, Александру Сидоренко и их семьям нужна поддержка в оплате услуг адвоката и передачах.

6 сентября в Минске огласили приговор сразу десяти политическим заключённым, фигурантам дела «Революционного действия». В общей сложности тюремное заключение десяти обвиняемых, по планам пособников Лукашенко, составит 94 года.

Наша семья была вынуждена покинуть Беларусь после ареста мужа и отца, на которого было заведено уголовное дело по ст. 342 УК РБ. Мы старались посещать все акции протеста вместе с детьми, и потому, после задержания мужа — суд начал работать над заведением уголовного дела против меня.

Легендированный сбор
Сбор ведется на получателя в Беларуси и легендирован в целях безопасности.

С августа 2020 года я активно участвовал в протестах в Минске и не боялся находиться в самых горячих точках ради свободы беларуского народа. За это меня арестовали и посадили сначала в тюрьму, затем — на «химию».

Я — бывшая политзаключенная, которая была задержана в конце прошлого года вместе с дочерью по ст. 342. На протяжении 10 дней мы содержались в адских условиях на Окрестино, а затем были переведены в СИЗО-1, где пробыли в заключении три месяца. Весной состоялся суд, на котором нас приговорили к «домашней химии».

С августа 2020 года Рогач Виталий занимал активную гражданскую позицию. В сентябре 2021 оставил комментарий по «делу Зельцера», после чего был задержан. По истечению года пребывания в заключении, Виталию был вынесен приговор — 2,5 года общего режима и 200 базовых величин штрафа.

Несмотря на то, что в моей жизни была любимая работа, дом и семья — я был не согласен мириться с отношением государства к беларусам, с постоянным враньем и бездарным руководством. Мне пришлось пережить пытки, суды, обыски, допросы и, в конечном счете — эмиграцию.