Бывшему политзаключенному нужна помощь в приобретении компьютера

  • История

Здравствуйте, дорогие беларусы!
Меня зовут Клим Синкевич. До выборов 2020 года я был студентом и увлекался 3D, а позже уже работал 3D-художником. После выборов в 2020 году я ходил почти на все воскресные митинги.

Моего родственника, с которым я был на одном из митингов, неожиданно задержали в декабре 2021 года. Пришли к нему из-за подписки на Facebook, но нашли и фото с митинга, на котором есть я. В то время репрессии за мирные митинги уже шли. Поэтому я решил не дожидаться своего задержания и сразу уехал в Москву к своей девушке. Оттуда мы планировали позже переехать в Европу. 

Через несколько дней, как я уехал в Россию, в квартиру к родителям вломились сотрудники силовых структур. Они искали меня. Так я понял, что нахожусь в розыске за мирные акции 2020 года, и остался в Москве. В феврале 2022 года началась война в Украине и я, по сути, оказался заперт в России. Спустя полтора года на мой беларуский адрес начали приходить повестки из военкомата, так как закончилась моя отсрочка. Я хотел быстро съездить в РБ, пройти медкомиссию и закрыть этот вопрос (сейчас я понимаю что это было очень большой ошибкой). 

Летом 2023 года я приехал в Беларусь, но до военкомата дойти не успел. Через несколько дней после моего приезда трое сотрудников ГУБОПиК схватили меня у подъезда. Ударом в живот посадили в машину, в которой меня избивали — били по ребрам и ногам. Потом они отвели меня в квартиру к родителям, где я был прописан, и провели там незаконный обыск. В процессе обыска у меня изъяли компьютер, на котором я работал, тем самым лишив меня заработка. 

14 суток я провел в одноместном карцере (в котором было постоянно не меньше 10 человек) в ИВС на Окрестина. После этого я провел 2 месяца в тюрьме в Жодино. Затем был суд, на котором меня приговорили к 2 годам и 6 месяцам «домашней химии».

«Домашняя химия» — это вид наказания, когда осужденный остается на свободе, но с ограничениями. У осужденного есть график как для работы, так и для личных дел, включая поход в магазин или выброс мусора. С проверкой милиционеры могут приходить каждый день и в любое время.
Примечание BYSOL

После вынесения приговора я срочно подался на гуманитарную визу, но попал на визовый скандал в польском МИДе. Хотел именно польскую, так как знаю язык и много родственников и друзей проживают в Польше. Визу я ждал 4 месяца.

В течение этого времени сотрудники уголовной инспекции пытались придумать мне нарушения, чтобы отправить меня в колонию. Например, один раз инспектор поменяла мне время еженедельной отметки, не сообщив. За это меня сразу же отправили снова в ИВС на Окрестина на 10 суток.

Команда BYSOL помогла мне эвакуироваться в Польшу, за что им огромное спасибо! Я спасся от тюрьмы, жив-здоров! Чувствую огромное облегчение от того, что я в свободной стране и в безопасности, что за мной снова не придут и не уволокут в тюрьму! 

Однако я вынужден обратится за помощью к своим соотечественникам и всем неравнодушным людям. Лишенный возможности заработка, в данный момент я испытываю финансовые трудности. Главный источник заработка любого айтишника — это компьютер. А мне нужен мощный, для 3D-графики. Без работы мне его купить не по карману. 

Я много читал и слышал историй, как беларусы помогают друг другу. Очень рассчитываю на вашу поддержку и солидарность и благодарен каждому, кто откликнется на мою просьбу!

Сумма сбора:

€2000

€2000 — компьютер (ноутбук для графики выходит сильно дороже, а компьютер я могу собрать самостоятельно за меньшие деньги)

Собрано:
€ 873 из 2 000