Помощь семье освободившегося политзаключенного Жук Виталия

  • История

В августе и сентябре 2020 года я принимал участие в митингах, после чего 28 сентября был привлечен к административной ответственности по ст. 23.34 и к уплате штрафа. На своей личной странице в ВКонтакте написал пост под названием «Обращение к Лукашенко», в котором назвал его вором и убийцей, а работу карательных силовых структур сравнил с работой гестапо. После этого начались преследования со стороны Кобринского РОВД.


Я был задержан в Минске в ночь с 4-го на 5-е февраля 2021 года. 5-го февраля мне было объявлено о возбуждении уголовного дела по ст. 368 ч.1 УК РБ – оскорбление президента. Сообщили, что мне вручают повестку о направлении в ЛТП, где я буду находиться до тех пор, пока в РОВД не придёт подтверждение из России из офиса ВКонтакте, что страница, на которой был размещен пост, принадлежит именно мне.

7 февраля 2021 года меня доставили в ЛТП-5. Уже там поставили на профилактический учёт по категории: склонный к экстремистской и иной деструктивной деятельности. С того момента меня подавляли как физически, так и психологически. 14 дней я полностью не снимал с себя верхней одежды по причине сильного холода, меня заставляли бриться ежедневно под ледяной водой, в последние трое суток карантина закрыли в отдельно стоящем и полностью неотапливаемом бетонном здании, когда температура ночью на улице достигала до -17° -20°, пытали холодом.

Кормили из немытой грязной посуды, принуждали к труду с обязательным выполнением нормы, помещали в штрафной изолятор. По прибытии моей супруги и дочери  ко мне на свидание, я передал супруге жалобы. На выходе при осмотре у моей жены были обнаружены данные жалобы, после чего её и мою дочь, которой на тот момент было полтора годика, закрыли в прогулочный дворик, забрали у супруги мобильный телефон, чтобы она не могла вызвать адвоката. Дважды приводили меня к ней и заявляли, что будут применять к ней физическую силу, если я не повлияю на то, чтобы она отдала жалобы. Я отказался выполнять их требование, как и моя супруга, после чего меня закрыли в ШИЗО на 22 суток, а к ней была применена физическая сила. Начальник ЛТП-5 Мороз Николай неоднократно угрожал, что посадит мою жену, а детей передадут органам опеки. Продолжились угрозы физической расправой, когда я узнал и начал писать письма о том, что производимая продукция в ЛТП-5, сделанная руками людей, находящихся на «излечении», из беларуского леса поступала на территорию иных стран в частные фирмы. Подделывалась документация, продукция вывозилась не проштампованная. Это позволяло фирмам других стран ставить свои маркировки на продукции, перепродавая её иным странам под видом собственной продукции. Массово уничтожали и вывозили дубы. Начали выходить первые статьи о содержании и отношении к людям, которых удерживают в ЛТП-5.

Я смог выпустить это в письмах, после чего приехал ко мне человек и сказал, что я занимаюсь не тем, чем надо. Тогда же он мне и сказал, что со мной может случится всё, что угодно. Я ответил, что если со мной что-либо произойдёт, тогда все мои письма опубликуют автоматически. После этого уже начальник ЛТП-5 открыто сказал, что поместит меня в психиатрическую лечебницу и там мне поставят диагноз, который нужен будет ему. 

Я не стал обращать на это внимания. Тогда он позвонил сам в следственный комитет г.Кобрина и сказал им тоже самое. Следственный комитет отреагировал. 13 августа 2021 г. я был доставлен в Кобринское РОВД, где мне вручили постановление об аресте. Во время следствия я находился в СИЗО-6 города Барановичи. Уже по дороге в Барановичи в СИЗО-6 ко мне в поезде посадили другого политического, который сказал, что болен коронавирусом. Таким образом, в вагоне нас держали с ним вдвоём. По прибытии в СИЗО-6 через неделю заболел и я. Медикаментов не давали, не давали прилечь, не давали даже в камере сидя на лавке закрывать глаза. Только приходил местный доктор и мерял температуру. 

В СИЗО-6 я дважды попал на «растяжку», били по голове. В последствии ч.1 ст.368 мне заменили на ч.2 ст.368, мотивируя тем, что я оскорбил и обвинил Лукашенко в особо тяжких преступлениях. Таким образом в сентябре 2021 я был осуждён на 1 год и 6 месяцев лишения свободы. Срок отбыл полностью. В последствии был водворен в ШИЗО, после чего начальник колонии Бубич назначил мне ещё 5 месяцев ПКТ. 

Дома продолжали давить на мою супругу, угрожали, проводили раз за разом обыски, заводили административные дела. Во время одного из таких обысков они заранее привезли с собой представителей соцопеки, в присутствии которых положили флаг БЧБ в детские игрушки, а затем показательно достали его оттуда, якобы он там и находился. На супругу начали возбуждать административные дела. Я содержался в ПКТ. Отопление включили только в середине октября, но держали на минимуме и помещение не прогревалось. В камере было настолько влажно и холодно, что вся бумага (письма, конверты, книги, тетради) впитывала её, и становилась тяжелой и волнистой. Соль и сахар, впитывая влагу из воздуха, растворялись (таяли). На все жалобы никто не реагировал.

19 декабря, после освобождения, я поехал к инспектору в РОВД на постановку на учёт. Там мне дали ещё два года профилактического учёта и сказали, что я буду ходить к ним либо каждую неделю, либо по их вызову в любой день. Далее, уже не отпуская, меня предали первому заместителю начальника Косяку А.М. Тот мне прямо сказал: «…раньше нам мешали некоторые законные нюансы, но теперь я устраню тебя всеми незаконными способами и мне ничего не будет. Ты думаешь, мы не знаем, что твоя жена пишет в телеграмм-каналах? Мы знаем всё. И скоро вы у меня вместе тут будете стоять (в кабинете). Теперь ты приехал в мой город и смуту наводить не будешь. Тебя и твою семью кормила эта рука (Лукашенко), а ты начал грызть эту руку…» Всё это сопровождалось грубой нецензурные бранью и угрозами. В тот день меня выпустили из РОВД. Сейчас мы с семьей находимся в другой стране, в очень трудном финансовом положении. Будем очень благодарны поддержке, пока не оформим документы и не сможем трудоустроиться.

Какая сумма необходима?

3100 € – оплата билетов; оплата хостела; продукты питания; вещи первой необходимости; средства на жизнь, пока не воссоединимся с семьей, не оформим документы и не трудоустроимся; медицинские расходы.

Собрано:
€ 2 023 из 3 100